Warning: Use of undefined constant ddsg_language - assumed 'ddsg_language' (this will throw an Error in a future version of PHP) in /home/u184830/kpp38.ru/www/wp-content/plugins/sitemap-generator/sitemap-generator.php on line 45
Ком ст 217 ук рф — Юристы Иркутска
Меню Закрыть

Ком ст 217 ук рф

Статья 217 УК РФ. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах

Новая редакция Ст. 217 УК РФ

1. Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, если это могло повлечь смерть человека либо повлекло причинение крупного ущерба, —

наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев, либо ограничением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к Статье 217 УК РФ

1. Общественная опасность преступления заключается в подрыве общественной безопасности России, причинении смерти человеку или крупного ущерба собственнику либо в создании угрозы наступления смерти человека.

Основной состав преступления раскрывается в ч. 1 коммент. статьи и описывает общественно опасные деяния, входящие в категорию преступлений небольшой тяжести. Квалифицированный состав предусмотрен ч. 2 коммент. статьи и включает в себя деяния, входящие в категорию преступлений средней тяжести. Особо квалифицированный состав закреплен в ч. 3 и раскрывает умышленные деяния, относящиеся к тяжким преступлениям, а также неосторожные деяния, входящие в категорию преступлений средней тяжести.

2. Основным объектом преступного посягательства является общественная безопасность, урегулированная правилами безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах. Факультативными объектами могут быть жизнь человека, отношения собственности. В квалифицированном и особо квалифицированном составах преступления жизнь человека — дополнительный объект посягательства.

3. Объективная сторона составов преступления выражается в форме действия или бездействия. Активная форма преступного поведения находит отражение, например, в нарушении технологического процесса производства, эксплуатации неисправного оборудования, небрежном обращении с огнем. Пассивное преступное поведение возможно, например, при невыполнении действий, обеспечивающих безопасный технологический процесс производства.

4. Обязательным признаком объективной стороны составов преступления является место его совершения, которым может быть взрывоопасный объект или взрывоопасный цех.

4.1. Взрывоопасный объект — это участок местности (помещение, хранилище), на котором размещаются взрывоопасные вещества, такие, например, как порох, тротил, нитроглицерин, и имеющие их в своем составе изделия, в частности боевые припасы, пиротехнические изделия, взрывные устройства и т.д.

4.2. Взрывоопасный цех — это участок местности, оснащенный производственным оборудованием, на котором осуществляются работы, связанные с производством или использованием взрывоопасных веществ и изделий, в состав которых входят данные вещества.

5. Диспозиция статьи имеет ссылочно-бланкетный характер, см. п. 7 коммент. к ст. 216.

6. По законодательной конструкции состав преступления, предусмотренный ч. 1 коммент. статьи, является формально-материальным. Преступление окончено (составами) в момент совершения общественно опасного деяния — нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах, создавшего реальную угрозу причинения по неосторожности смерти хотя бы одному человеку, либо в момент наступления в результате общественно опасного деяния крупного ущерба собственнику.

6.1. Крупный ущерб определяется согласно примечанию к ст. 216 и признается таковым, если сумма причиненного вреда превышает 500 тыс. руб.

7. Составы преступления, предусмотренные ч. 2 и 3 коммент. статьи, по законодательной конструкции являются материальными. Преступление окончено (составами) в момент наступления по неосторожности в результате нарушения указанных правил безопасности соответственно смерти хотя бы одного человека (ч. 2) либо смерти двух или более лиц (ч. 3). Здесь должна существовать причинно-необходимая следственная связь между нарушением правил безопасности и наступившим материальным общественно опасным последствием.

7.1. О смерти человека см. в п. 11.2 коммент. к ст. 247.

8. Субъективная сторона составов преступления характеризуется виной в форме умысла или неосторожности. В первом случае, например, виновное лицо осознает, что нарушает правила безопасности на взрывоопасных объектах, предвидит возможность наступления в результате этого крупного ущерба и хотя не желает, но сознательно допускает его наступление либо относится к его наступлению безразлично. Во втором случае, например, виновное лицо не предвидит возможности наступления крупного ущерба в результате своего поведения, хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло предвидеть это последствие.

8.1. В ч. 2 и 3 коммент. статьи вина может характеризоваться двумя формами. Здесь психическое отношение виновного к совершенному деянию может выразиться в умышленном нарушении правил безопасности на взрывоопасном объекте и создании реальной угрозы причинения крупного ущерба, сознательном допущении этого последствия (ч. 1), наступления по неосторожности смерти одного человека (ч. 2) либо смерти двух или более лиц (ч. 3).

9. Субъект преступного посягательства — физическое вменяемое лицо, достигшее к моменту совершения преступления 16-летнего возраста, обязанное соблюдать правила безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах и (или) ответственное за их соблюдение. Таковыми могут быть должностные лица, ответственные за участки работ специалисты, исполнители работ на взрывоопасных объектах (во взрывоопасных цехах).

Другой комментарий к Ст. 217 Уголовного кодекса Российской Федерации

1. Потерпевшим может быть любое лицо.

2. Объективная сторона заключается в нарушении правил безопасности на взрывоопасных объектах или во взрывоопасных цехах. Нарушение данных правил может выражаться как в форме действия (превышение предельных норм концентрации взрывоопасных веществ), так и бездействия (необеспечение рабочих мест вентиляционными устройствами).

Нарушение указанных правил влечет уголовную ответственность только в том случае, если оно: а) могло повлечь смерть человека. Состав преступления в таком случае относится к составам конкретной опасности. Преступление считается оконченным с момента нарушения указанных правил. Общественно опасные последствия находятся за рамками состава; б) повлекло причинение крупного ущерба. Согласно примечанию к ст. 216 УК РФ крупным признается ущерб, сумма которого превышает пятьсот тысяч рублей. В этом случае состав становится материальным, преступление считается оконченным с момента наступления общественно опасных последствий.

3. Место — взрывоопасные объекты — является обязательным признаком объективной стороны анализируемого преступления.

Ходатайство в порядке ст 217 УПК РФ. Адвокат по уголовным делам.

Юридическая консультация адвоката по уголовным делам. Согласно ч. 4 ст. 217 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по окончании ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь выясняет, какие у них имеются ходатайства или иные заявления.
Ознакомившись с материалами дела, адвокат может заявить необходимые ходатайства, которые составляются в письменной форме.

По результатам рассмотрения ходатайств выносятся процессуальные решения в виде постановлений, которые направляются адвокату.

Образец ходатайства в порядке ст 217 УПК РФ

Следователю по ОВД Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Москве

защитника обвиняемой
адвоката Петрова Дмитрия Владимировича
119034, г. Москва, ул. Остоженка, д. 49
тел. +7(495)542-24-42

Ознакомившись в порядке ст. 217 УПК РФ с материалами уголовного дела, видеоматериалами, защита приходит к выводу о том, собранные следствием доказательства виновности Е., как в отдельности, так и в своей совокупности, не отвечают ни требованиям допустимости, ни требованиям относимости, ни требованиям достаточности.

Органами дознания Е. обвиняется в том, 24 марта 2012 года примерно в 20 часов 15 минут, находясь в торговом зале магазина имея преступный умысел, направленный на открытое хищение чужого имущества, и во исполнение задуманного, прошла в отдел с различной алкогольной продукцией, откуда взяла с витрины 2 бутылки коньяка марки Коньяк Российский 0.5 тысяча и одна ночь, стоимостью за 1 бутылку 227 рублей 97 копеек без учета НДС, на общую сумму 455 рублей 94 копейки, без учета НДС.

После чего она Е, в продолжение своих преступных действий, положила вышеуказанный товар к себе в дамскую сумку, находящуюся при ней и удерживая похищенное имущество, не оплатив стоимость данного товара, побежала через кассовую зону, направляясь к выходу из вышеуказанного магазина, слышав при этом требование продавца-кассира — С. «остановиться». Осознавая, что ее Е, действия носят открытый характер для окружающих лиц, и продолжая игнорировать законные требования продавца — кассира, в окончании задуманного выбежала за пределы данного магазина, однако скрыться с места преступления и распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению не смогла по независящим от нее обстоятельствам, так как на выходе из вышеуказанного магазина была задержана старшим контролером — Л.

В подтверждение виновности Е. в совершении данного преступления органами уголовного преследования положены следующие доказательства.

Показания свидетеля Л., работающего в магазине в должности старшего контролера.

Показания свидетеля С., работающей в магазине в должности кассира.

Показания свидетеля У., работающей в магазине в должности продавца.

Видеозапись с камеры видеонаблюдения.

По смыслу закона при производстве по уголовному делу подлежит доказыванию, в том числе, и событие преступления. При этом, совокупность полученных доказательств, должна с достоверностью свидетельствовать о том, что общественно — опасное деяние действительно имело место и к его совершению причастен именно обвиняемый.

При просмотре видеозаписи с камеры видеонаблюдения отчетливо видно, что Е. быстрым шагом прошла через кассовую зону. При этом, при проходе через кассовую зону ее никто не пытался задержать, она не вырывалась. За пределами кассовой зоны Е. попытался остановить мужчина в темном костюме (свидетель Л.), который схватил ее за руку, Е. попыталась вырваться, но Л. не отпуская ее, задержал на расстоянии примерно одного метра от выхода из магазина. После этого, Е. вообще не покидала пределы магазина.

Показания свидетелей со стороны обвинения отличаются противоречивостью и непоследовательностью.

Так, из показаний свидетеля С. (л.д.45) следует, что примерно в 22 часа 15 минут она находилась на своем рабочем месте, недалеко от которого расположена витрина с алкогольной продукцией, она услышала звон стеклянных бутылок и обернулась на звук. Возле витрины с алкогольной продукцией стояла ранее незнакомая женщина, в белой куртке, в белой шапке и черной сумкой на плече, которая взяла с полки витрины две бутылки коньяка и положила их к себе в вышеуказанную сумку, затем бегом направилась к выходу из вышеуказанного магазина, сквозь кассовую зону, мимо ее рабочего места, она пыталась остановить данную женщину, а именно: крикнула ей: «стой!» пыталась схватить ее за дамскую сумку, но она, никак не отреагировав, вырвалась и побежала к выходу из магазина. Она закричала: «Охрана! Задержите девушку!» Эта женщина, держа в руках сумку, в которую положила две бутылки коньяка, выбежала за пределы магазина, за ней с криками: «Девушка постойте! Вернитесь! Стой!» побежал сотрудник охраны магазина Л., но девушка продолжала убегать, не обращая внимания на требования сотрудника охраны. Через несколько секунд, Л., держа за руки вышеуказанную женщину, зашел в магазин, пытаясь провести ее обратно для выяснения всех обстоятельств произошедшего, и для того, что бы она отдала похищенный коньяк, но девушка активно сопротивлялась сотруднику охраны.

Показания свидетеля С. полностью противоречат содержанию видеозаписи с камеры видеонаблюдения. Видеозапись произошедшего содержит совершенно иное развитие событий.

Свидетель С. вообще не упоминает о том, что свидетель Л. попытался задержать данную девушку, схватив ее за руку, хотя все это отчетливо видно на видеозаписи. Также отчетливо видно, что свидетель Л. не отпускал Е. и не бежал за ней.

Показания свидетеля С. противоречат показаниям свидетеля Л.

Так, свидетель С. показала, что пыталась схватить Е. за дамскую сумку, когда последняя бежала через кассу, но она, никак не отреагировав, вырвалась.

Свидетель Л. показал, что он увидел женщину, одетую в белую куртку, белую шапку, которая быстро бежала через кассу.

О том, что свидетель С. пыталась схватить Е. за дамскую сумку, но Е. вырвалась, свидетель Л. вообще не упоминает.

Свидетель С. показала, что непосредственно после прохода через кассовую зону, Е. выбежала за пределы магазина, за ней с криками: «Девушка постойте! Вернитесь! Стой!» побежал сотрудник охраны магазина Л.

Однако свидетель Л. показал, что попытался задержать данную девушку непосредственно после прохода ее через кассовую зону, схватив ее за руку, но она вырывалась, отталкивала его, размахивала руками и ногами.

Показания свидетеля С. противоречат показаниям свидетеля У.

Так, свидетель У. показала (л.д.43), что она увидела охранника магазина Л., который пытался задержать раннее неизвестную ей девушку, одетую в белую куртку и белую шапку. Девушка сопротивлялась, размахивала руками и ногами, упиралась в стены и пол. Сдвинула стол, который находился рядом с выходом из магазина, пытавшись увернутся от Л., вырывалась, кричала, вела себя неадекватно. Охранник неоднократно повторял девушке, что бы та остановилась, успокоилась и прошла вместе с ним, так как у нее был неоплаченный товар, с которым она пыталась скрыться. Но девушка, продолжая сопротивляться, вырвалась от Л. и выбежала из магазина, Л. побежал за ней, и через несколько секунд он, снова удерживая ее, зашел в помещение магазина.
Однако свидетель С. показала, что Е. непосредственно после прохода кассовой зоны, держа в руках сумку, в которую положила две бутылки коньяка, выбежала за пределы магазина, за ней с криками: «Девушка постойте! Вернитесь! Стой!» побежал сотрудник охраны магазина Л., но девушка продолжала убегать, не обращая внимания на требования сотрудника охраны. Через несколько секунд, Л., держа за руки вышеуказанную женщину, зашел в магазин, пытаясь провести ее обратно для выяснения всех обстоятельств произошедшего. После этого, Е. не покидала пределы магазина.

Таким образом, свидетель С. не могла быть очевидцем произошедшего, ее показания противоречат иным доказательствам.

Показания свидетеля У. полностью противоречат содержанию видеозаписи с камеры видеонаблюдения. Видеозапись произошедшего содержит совершенно иное развитие событий.

Кроме того, показания свидетеля У. противоречат показаниям свидетеля Л.

Так, свидетель Л. показал, что попытался задержать данную девушку непосредственно после прохода ее через кассовую зону, схватив ее за руку, но она вырывалась, отталкивала его, размахивала руками и ногами. Она выбежала за пределы магазина, он побежал за ней, на улице он схватил ее за руки, она продолжала активно сопротивляться, при этом кричала, выражалась, упиралась ногами в пол. Он затащил ее в помещение магазина, с силой пытаясь удержать ее и объясниться, но она, не слышав и не реагировав на его требования, продолжала вырываться. После этого, Е. не покидала пределы магазина.

Однако свидетель У. показала, что она увидела охранника Л., который пытался задержать раннее неизвестную ей девушку, одетую в белую куртку и белую шапку. Девушка сопротивлялась, размахивала руками и ногами, упиралась в стены и пол. Сдвинула стол, который находился рядом с выходом из магазина, пытавшись увернутся от Л., вырывалась, кричала, вела себя неадекватно. Охранник неоднократно повторял девушке, что бы та остановилась, успокоилась и прошла вместе с ним, так как у нее был неоплаченный товар, с которым она пыталась скрыться. Но девушка, продолжая сопротивляться, вырвалась от Л. и выбежала из магазина, Л. побежал за ней, и через несколько секунд он, снова удерживая ее, зашел в помещение магазина.

Показания свидетеля С. противоречат показаниям свидетеля У.

Таким образом, свидетель У. не могла быть очевидцем произошедшего, ее показания противоречат иным доказательствам.

Показания свидетеля Л. противоречат содержанию видеозаписи с камеры видеонаблюдения. Видеозапись произошедшего содержит совершенно иное развитие событий.

Так, из показаний свидетеля Л. (л.д.35) следует, что примерно в 20 часов 15 минут он услышал крик: «Стой! Задержите девушку!», это кричала кассир магазина С., которая в это время находилась за кассовым аппаратом, выполняя свою рабочие обязанности. Он увидел женщину, одетую в белую куртку, белую шапку, которая быстро бежала через кассу, он крикнул: «Стойте! Стойте!», но девушка никак не отреагировав на мои требования остановиться, направлялась к выходу из магазина, держа при себе сумку черного цвета. Он попытался задержать данную девушку, схватив ее за руку, но она вырывалась, отталкивала его, размахивала руками и ногами. Она выбежала за пределы магазина, он побежал за ней, на улице он схватил ее за руки, она продолжала активно сопротивляться, при этом кричала, выражалась, упиралась ногами в пол. Он затащил ее в помещение магазина, с силой пытаясь удержать ее и объясниться, но она, не слышав и не реагировав на его требования, продолжала вырываться.

При просмотре видеозаписи отчетливо видно, что свидетель Л. не мог слышать крики «Стой! Задержите девушку!», поскольку после того как закрыл ячейку камеры хранения, спокойно обернулся к кассовой зоне. При этом, Е. уже миновала кассовую зону и находилась на расстоянии примерно одного метра от нее. Следовательно, свидетель Л. не мог видеть как Е. бежала через кассу, и не мог крикнуть: «Стойте! Стойте!».

При просмотре видеозаписи отчетливо видно, что свидетель Л. не выбегал на улицу и не отпуская из рук, задержал Е. на расстоянии примерно одного метра от выхода из магазина.

Давая показания при проведении очной ставки с Е., свидетель Л. показал, что потребовал от Е. остановиться, когда та уже находилась за пределами кассовой зоны, на расстоянии 1,5 метров от нее. Однако при допросе в качестве свидетеля, Л. показал, что крикнул «Стойте! Стойте!», когда Е. быстро бежала через кассу.

Кроме того, показания свидетеля Л. полностью противоречат показаниям свидетелей У. и С.

По смыслу закона, открытым хищением чужого имущества, предусмотренным статьей 161 УК РФ (грабеж), является такое хищение, которое совершается в присутствии собственника или иного владельца имущества либо на виду у посторонних, когда лицо, совершающее это преступление, сознает, что присутствующие при этом лица понимают противоправный характер его действий независимо от того, принимали ли они меры к пресечению этих действий или нет.

Допрошенная в качестве подозреваемой, Е. показала, что учитывая то обстоятельство, что ее никто не видит, она решила тайно похитить две бутылки коньяка. Она пошла к выходу из магазина, пройдя через кассу не оплатив товар. У нее в сумке бутылки ударились друга и охранник обратил на это внимание. Он сразу же схватил ее за правый рукав куртки, после чего дернул к себе и обхватил обеими руками, после чего ей стало больно и душно и она стала вырываться, не с целью чтобы убежать, а с целью чтобы освободиться и добровольно сдать похищенный коньяк. В процессе она ему говорила, что готова отдать коньяк, только ее необходимо отпустить. Он ее не отпускал, и крикнул кому-то чтобы вызывали полицию. Она плакала, кричала чтобы он отпустил, говорила что у нее двое маленьких детей, что полиция ей не нужна, она вернет тайно похищенный коньяк. Она передала ему сумку с коньяком, после чего он не отпуская ее провел в подсобное помещение вышеуказанного магазина.

Давая показания при проведении очной ставки с Е., свидетель Л. показал, что он не надевает форменную одежду охранника, на работе находится в обычном деловом костюме. О том, что он охранник, можно узнать из бейджика, на котором написано «старший контролер».

Таким образом, Е. не могла знать, что свидетель Л. может являться сотрудником магазина.

Ущерб, причиненный магазину выражен в попытке похищения 2 бутылок коньяка марки Коньяк Российский 0.5 тысяча и одна ночь, стоимостью за 1 бутылку 227 рублей 97 копеек без учета НДС, на общую сумму 455 рублей 94 копейки, без учета НДС.

Однако, в материалы дела не были представлены документы, свидетельствующие о наличии права собственности потерпевшего на указанное имущество. Представленный потерпевшим Акт о приемке товара не может свидетельствовать о наличии такого права, поскольку не содержит никакой информации о наличии, возникновении, изменении или прекращении какого — либо права на имущество.

Оценивая доказательства по делу, защита приходит к выводу, что согласующиеся показания обвиняемой по обстоятельствам совершения преступления убедительно свидетельствуют о том, что умысел Е. был направлен на тайное, незаметное для потерпевшего и иных лиц, хищение чужого имущества.

Такая позиция защиты согласуется с основными положениями Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 29 от 27.12.2002 года «О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое». Так, согласно п.2 Постановления, как тайное хищение чужого имущества следует квалифицировать действия лица, совершившего незаконное изъятие имущества хотя и в присутствии посторонних лиц, но незаметное для них. В тех случаях, когда указанные лица видели, что совершается хищение, однако виновный, исходя из окружающей обстановки, полагал, что действует тайно, содеянное также является тайным хищением чужого имущества.

Таким образом, имеются обоснованные сомнения в том, что вменяемое Е. общественно — опасное деяние имело место. Тем более, что стоимость похищенного составляет 455 рублей 94 копейки, что является незначительным размером. Такое хищение подлежит квалификации по ст. 7.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, как мелкое хищение.

Устранить имеющиеся сомнения и противоречия, предусмотренными УПК РФ способами, по мнению защиты, следствию не удалось и на основании имеющихся доказательств, следствие лишено возможности сделать безусловный вывод о виновности Е., в связи с чем, при решении вопроса о предъявлении той обвинения, следствие должно было в первую очередь руководствоваться положениями ст. 49 Конституции РФ и ст. 14 УПК РФ.

Анализ материалов уголовного дела и оценка доказательств в их совокупности, позволяют защите сделать обоснованный вывод о незаконности привлечения Е. к уголовной ответственности и о необходимости прекращения в отношении нее уголовного дела.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 24, 27, 53 и 217 УПК РФ,

Прекратить в отношении Е. уголовное преследование по основанию, предусмотренному п.1 ч.1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием события преступления.

Статья 217 УК РФ. Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов (действующая редакция)

1. Нарушение требований промышленной безопасности опасных производственных объектов, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека либо крупного ущерба, —

наказывается штрафом в размере до четырехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев либо лишением свободы на срок до трех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

2. То же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

3. Деяние, предусмотренное частью первой настоящей статьи, повлекшее по неосторожности смерть двух или более лиц, —

наказывается принудительными работами на срок до пяти лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

Комментарий к СТ 217 УПК РФ

Статья 217 УПК РФ. Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела

Комментарий к статье 217 УПК РФ:

1. Если обвиняемый содержится под стражей, то ознакомление должно быть начато не позднее 30 суток до истечения соответственно 6-, 12- или 18-месячного предельного срока содержания под стражей (ч. 5 ст. 109). О продлении срока содержания под стражей для ознакомления с делом см. ком. к ст. 109.

2. Согласно ч. 2 ком. статьи сделанные обвиняемым и его защитником копии документов и выписки из уголовного дела, «в котором содержатся сведения, составляющие государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну, хранятся при уголовном деле и предоставляются обвиняемому и его защитнику во время судебного разбирательства». С учетом Постановления КС РФ от 27.03.1996 N 8-П в данной норме слово «котором» следует понимать как «которых», с тем чтобы не было несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина. Поэтому следователь не вправе изъять у обвиняемого, в том числе для хранения до суда при уголовном деле, сделанные в процессе ознакомления с материалами уголовного дела выписки и копии документов, не затрагивающие содержащихся в деле сведений, составляющих государственную или иную охраняемую федеральным законом тайну . О видах охраняемой тайны см. ком. к ч. 3 ст. 183.

3. Часть 3 данной статьи ссылается на ст. 125 УПК, которая регламентирует судебный порядок рассмотрения жалоб, а не ходатайств следователя. Процедуры для рассмотрения последних регулируются ст. ст. 108 и 165 УПК, а продление срока содержания под стражей обвиняемого для завершения его ознакомления с делом осуществляется в порядке, предусмотренном ч. 4 ст. 108. Было бы целесообразным одновременно с этим решать вопрос и о причине продления срока — о продолжительности самого ознакомления. Однако закон, прямо ссылаясь на ст. 125, обязывает использовать предусмотренные ею сроки принятия решения судом — 5 суток с момента поступления материалов в суд. Об иных ограничениях прав обвиняемого и защитника на ознакомление с делом см. ком. к ч. ч. 4 — 5 ст. 215.

4. Ходатайства обвиняемого и его защитника могут быть адресованы следователю (тогда он их разрешает) или суду (тогда они разрешаются при поступлении к нему дела). Следователь при разрешении ходатайств руководствуется требованиями ст. ст. 121 — 122, 159 УПК.

5. Ходатайство о применении особого порядка судебного разбирательства должно быть заявлено в присутствии защитника после консультаций с ним (ст. 51, п. 2 ч. 2 ст. 314, ч. 1 ст. 315 УПК). Невыполнение обязанности по разъяснению обвиняемому права ходатайствовать о применении особого порядка судебного разбирательства влечет нарушение права обвиняемого на защиту и является основанием для решения вопроса о возвращении уголовного дела прокурору . О рассмотрении дела в особом порядке см. ком. к ст. ст. 314 — 317.

———————————
См. п. 11 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 2009 года N 28 «О применении судами норм уголовно-процессуального законодательства, регулирующих подготовку уголовного дела к судебному разбирательству» // БВС РФ. 2010. N 2.

Последствия нарушения правил безопасности на взрывоопасных объектах, при перевозке и хранении грузов

Представить достижение современного уровня прогресса человечества без углеводородного сырья и многочисленных продуктов, получаемых на его основе предприятиями нефтепереработки и органического синтеза, невозможно. Специфика подобных производств, а также сопутствующих им транспортным операциям по перемещению сырья, полуфабрикатов и товарных продуктов, заключается в повышенной пожаровзрывоопасности, обусловленной физическими свойствами.

Чтобы компенсировать повышенный уровень угрозы и не допустить техногенной аварии, правила безопасности на взрывоопасных объектах, а также при перевозке и учете воспламеняющихся и горючих веществ, достаточно строги, а их нарушение недопустимо. В этой статье мы рассмотрим правила учета и хранения, перевозки взрывчатых материалов автомобильным транспортом, расскажем о том, где должны храниться легковоспламеняющиеся и горючие вещества, а также поговорим о правилах поведения при обнаружении взрывчатых веществ.

Нарушение правил безопасности на взрывоопасных объектах

Объекты, на которых осуществляется добыча сырья способного гореть и детонировать при наличии источников открытого огня, характеризуются наибольшей степенью опасности, ввиду очень высоких значений пластовых или созданных искусственным путем давлений. Подобные условия необходимы для подъема нефти и газа, которые находятся зачастую на глубине в несколько километров от поверхности, из недр земли, но представляют опасность при разгерметизации, зачастую сопровождающейся самовозгоранием.

Аналогичная опасность, но созданная искусственным путем для преодоления многокилометровых трубопроводов, присутствует при транспортировке горючих жидкостей и газов, выброс которых наружу нередко происходит с воспламенением за счет разогрева при истечении через малое отверстие. Процессы переработки углеводородных ископаемых многообразны и в большинстве своем происходят при повышенном давлении в объеме аппаратов или коммуникаций, либо под вакуумом.

  • В первом случае опасность заключается в разгерметизации с потенциальной вероятностью выброса и горения продуктов,
  • а во втором – во всасывании воздуха внутрь оборудования и внутренней детонации с последующим вскрытием аппаратуры и розливом горящей жидкости.

Помимо непосредственной опасности в виде пожара или взрыва, выброс нефти и её производных чреват отравлением людей, находящихся в непосредственной близости, а также экологическим ущербом окружающей среде.

Давайте поговорим детальнее о понятии нарушение правил техники безопасности на взрывоопасных объектах.

Понятие и правовые нормы

Преступным может быть признано любое пренебрежение правил, закрепленных в виде регламентов, инструкций, положений и стандартов, которые в большом многообразии присутствуют на взрывоопасных объектах, регламентируя все значимые процедуры, нормы технологических режимов, последовательности выполнения операций и правила проведения работ. Отличие между простым нарушение локальных-нормативных документов и преступлением, подразумеваемым формулировкой ч.1 ст.217 УК РФ, заключается в наличии обосновываемой взаимосвязи между совершенными действиями или бездействием и возможностью летального исхода для человека или причинения ущерба крупного размера.

Правовая обоснованность подобной нормы заключается в необходимости законодательно закреплённой ответственности за зловредные действия или пассивное восприятие потенциальных опасностей, которая способна дисциплинировать всех задействованных субъектов.

Состав преступления и его квалификация

Чтобы соблюсти все потребные для формирования состава преступления условности, субъект должен быть не младше 16 лет, что гарантировано правилами обслуживания взрывоопасных объектов, на которые допускаются только те, кому исполнилось 18. Чтобы соответствовать диспозиции наиболее лояльной первой части ст.217 УК РФ, потребно выполнить одно из следующих действий:

  1. Пренебречь регламентированными требованиями, изложенными в любом нормативном документе, с которым исполнитель или должностное лицо ознакомлены под роспись, либо реализовать мероприятия, запрещенные к исполнению.
  2. Допустить отклонение технологического режима с выходом за критические лимиты, достижение которых чревато разрушением оборудования и коммуникаций.
  3. Утаить информацию о критическом состоянии аппаратуры или трубопроводов от ответственных должностных лиц, допустив развитие инцидента и несвоевременное принятие мер.
  4. Допустить неприменение обязательных средств индивидуальной защиты в отношении себя или людей, работающих рядом.

Для квалификации определенных манипуляции или игнорирования обязательных требований, как имеющих состав преступления, потребуется экспертное заключение, которое однозначно определит, что последствием могла стать смерть человека или крупный размер ущерба. Упрощенная процедура возможна, если локальные нормативные документы, с которыми субъект в находящийся под следствием ознакомлен под роспись, содержат подобающие формулировки.

О случае нарушения статьи 217 УК РФ, а также о факте взяточничества в связи с этим расскажет это видео:

Разновидности нарушений правил, гарантирующих безопасность пожаровзрывоопасных объектов, можно распределить на следующие укрупненные группы:

  • несоблюдение регламентированных значений параметров процессов, выход которых за критические пределы чреват аварией;
  • игнорирование требований к текущей эксплуатации оборудования и коммуникаций, способное привести к их поломке, разрушению и дальнейшему развитию инцидента;
  • пренебрежение требованиями охраны труда в отношении себя и не пресечение подобного поведения лицами, работающими рядом;
  • несоблюдение требований к содержанию территории и аппаратуры, способное затруднить реагирование при инциденте и спровоцировать его эскалацию;
  • несанкционированное выполнение операций по переключениям, способное инициировать сценарий развития аварии.

Субъективный подход позволяет подразделить нарушения правил на, совершенные:

  • обслуживающим персоналом;
  • вспомогательными и сервисными работниками;
  • должностными лицами и руководителями;
  • посторонними субъектами.

А теперь поговорим про нарушение правил учета, хранения, перевозки и использования взрывчатых, легковоспламеняющихся веществ и пиротехнических изделий.

Нарушение правил безопасной логистики горючих изделий и веществ

Процедуры, объединённые термином логистики, включают в себя все вспомогательные манипуляции со взрывчатыми, легкогорючими и пиротехническими изделиями, заключающиеся в их учете, хранении и разного рода перемещениях. Неверно выбранная тара или транспортное средство, не способны обеспечить подобающие условия содержания веществ и предметов, представляющих опасность, которые могут загореться при сильном нагреве, в том числе от солнечной радиации, либо детонировать при достижении концентрации паров критического значения.

Именно отсутствие системы отвода легколетучих паров и их накопление в объеме аппаратуры, способны стать причиной спонтанного взрыва или возгорания, для которых кроме кислорода воздуха больше ничего не потребуется. Слив/налив жидких и перегрузка твердых горючих материалов, выполняемые без надлежащего оснащения и с нарушением регламентированной последовательности, могут привести к загрязнениям почвы, либо проточных вод.

Понятие и правовые нормы

Последовательность перегрузки и перемещений различными видами транспорта сугубо специфичны для каждого опасного груза, в зависимости от его агрегатного состояния и реакции при контакте с кислородом воздуха, являющимся мощным окислителем. Любое отклонение от рекомендованной последовательности манипуляций для данного типа груза, а также не соблюдение правил его складирования и хранения, способные иметь негативные последствия в виде смерти человека или ущерба имуществу, может быть признано преступным.

Правомочность подобной меры объясняется необходимостью повышения дисциплины непосредственных исполнителей, а также лиц, уполномоченных принимать соответствующие компетентные решения. Наличие потенциальной возможности наступления уголовной ответственности способно принудить к неукоснительному исполнению требований, в отличие от дисциплинарной или материальной ответственности за проступок.

Про требования безопасности при работе с легковоспламеняющимися веществами, состав преступления при нарушении таких правил мы расскажем далее.

Состав преступления и его квалификация

Констатировать совокупность всех необходимых условий для признания действия преступным, можно длишь в отношении достигшего шестнадцатилетнего возраста субъекта, который:

  • допустил действия, запрещенные при транспортировании или хранении горючих и воспламеняющихся материалов;
  • нарушил последовательность операций, допустил пропуск одной или нескольких из них;
  • создал условия недопустимые для данного опасного груза по физико-химическим условиям.

Перечень может быть дополнен любыми другими манипуляциями с грузами при их учете, хранении, транспортировании и использовании, если будет доказуема взаимосвязь между ними и возможностью наступления негативных последствий в виде смерти человека или крупного ущерба собственности.

Классификация преступления представляет определенные сложности, так как потребуется доказать причинно-следственную связь, которая может быть декларирована только экспертным заключением, включающем ряд сценарных условий. Далее будут рассмотрены виды нарушений, производимые с веществами из перечня, которые относятся к легковоспламеняющимся и взрывчатым.

Разновидности нарушений правил совершения логистических операций, подпадающих под сферу влияния ст.218 УК РФ, выполняются исходя из их содержания, а именно:

  • некорректный учет;
  • нарушение правил хранения опасных веществ и предметов;
  • отклонение от регламента транспортирования;
  • некорректное применение или использование не по назначению.

Субъективность нарушений проявляется в личностях правонарушителей, которыми могут быть:

  1. Непосредственные исполнители логистических операций.
  2. Должностные лица и руководители.
  3. Посторонние индивиды, случайно или намеренно получившие доступ.

Наказание и ответственность

Ответственность за действия, считающиеся преступными при нарушении правил безопасности на объектах, характеризующихся взрывоопасностью, наступает по ст.217 УК РФ, которая устанавливает прогрессирующие меры воздействия:

  1. При отсутствии жертв, но установленной реальной их возможности, либо при крупном ущербе, дело рассматривается под призмой ч.1 ст.217 УК РФ, предусматривающей возможность:
    • оштрафовать виновного на сумму до 80 тыс. рублей единовременно или последовательным удержанием с дохода в течение полугода;
    • ограничения личностных свобод до трех лет, параллельно или последовательно которым может быть вменен запрет на занятие должностей или реализацию определенной деятельности на аналогичный период.
  2. При единичном летальном исходе, из-за пренебрежения правилами безопасности, проступок подлежит наказанию по ч.2 ст.217 УК РФ, позволяющей вменить виновному:
    • трудовую повинность в принудительном порядке в интервале до 5 лет;
    • изоляцию от внешнего мира и социума на аналогичный период.

При многочисленных, то есть больше двух, смертях в действие вступает ч.3 ст.217 УК РФ, в целом аналогичная ч.2, за исключением срока лишения свободы, который может достигать семи лет.

За игнорирование требований безопасности при выполнении логистических операций и применении горючих веществ/предметов, ответственность устанавливается ст.218 УК РФ, которая может заключаться в:

  • принудительном труде на благо общества продолжительностью до пяти лет;
  • отчуждении от внешнего мира в интервале до 5 лет.

Любое из наказаний, если это целесообразно, может быть дополнено трехлетним лишением возможности претендовать на определенные должности или заниматься заданной деятельностью.

Смотрите так же: